На главную
Психологический навигатор

Facebook Twitter LiveJournal




ГЛАВНАЯ    |     СТАТЬИ    |     КОЛОНКИ    |     ИНТЕРВЬЮ    |     БЛОГИ    |     ТЕСТЫ    |     АФИША    |     КОНТАКТЫ    |     ПОИСК    |     ФОРУМ    |     ВХОД

СТАТЬИ | Вопросы психологии | Ольшанский Дмитрий | |

Как выбрать себе психоаналитика?



Когда ищешь себе хирурга, вы вряд ли будешь смотреть на увешенный дипломами красный уголок, а посмотришь, не трясутся ли у него руки. Когда ищешь художника для семейного портрета, вряд ли станешь интересоваться статусом мастера в союзе художников, а, скорее, захочешь посмотреть на одно из его полотен. Но когда касается выбора психоаналитика, не знаешь, куда смотреть и о чём спрашивать, поскольку не существует ни дипломов с такой специальностью, ни государственных лицензий на психоанализ, ни официального перечня всех психоаналитиков. Поэтому отличить профессионала от шарлатана бывает крайне не менее сложно, чем отличить современного художника от штукатура.

Психоанализ часто называют «невозможной профессией», по той причине, что профессионализм в данном случае не удостоверяется наличием бумаги, диплома, патента или лицензии (к тому же в России психоанализ пока не является лицензируемым видом деятельности). И даже наличие огромного опыта и больших знаний не является гарантией того, что пациент и аналитик подходят друг другу: известны случаи, когда пациенты уходили от Фройда, говоря ему, что «он довольно слабый психоаналитик».

Во-вторых, вообще вряд ли можно быть экспертом в том, что всегда предельно субъективно и существует только в виде гипотезы – экспертом в области бессознательного. Поэтому Фройд и предлагал рассматривать каждый случай как уникальный и строить свои интерпретации, следуя динамике самого пациента. То, что работает в данном конкретном случае – окажется совершенно бесполезно во всех остальных ситуациях; поэтому аналитик должен изобретать инструмент каждый раз заново, создавать то сингулярное событие, которое могло бы стать вехой в истории субъективного становления пациента.

С одной стороны, не существует универсального перечня того, что должен знать и уметь настоящий психоаналитик (единственное, что он должен уметь – это быть объектом в аналитической ситуации). Вместе с тем, существует вполне конкретный вопрос, на который нам с завидной регулярностью и не меньшим разнообразием вариантов приходится отвечать: как правильно выбрать себе психоаналитика?

Поскольку в России официально не существует такой профессии и услуги как психоанализ, то ни один вуз не может выдавать дипломов по такое специальности, по психоанализу не защищаются диссертаций и не получаются академические статусы. «Доктором психоаналитических наук» может быть только персонаж из какой-нибудь сказки Корло Коллоди. Стать дипломированным психоаналитиком в России также невозможно. Как и любой факт, это имеет свои плюсы и свои минусы.

Минусы состоят в том, что абсолютно любой может называть себя психоаналитиком, сделать над своих входом вывеску золотыми буквами и под этим титулом заниматься любой деятельностью. Привлечь его к ответственности за недобросовестную работу или мошенничество юридически невозможно. Поэтому многие оказываются в замешательстве, попадая в спирито-хироманто-астро-таро-йога-психоаналитические центры. Думаю, что единственным способом противодействия подобным шарлатанам является просвещение; нести информацию в данном случае оказывается куда действеннее, чем возбуждать юридические прецеденты.

Но есть и плюсы. Которые состоят в том, что российские психоаналитики пока что избавлены от необходимости встраиваться в различные административные системы того или иного министерства (культуры, образования, здравоохранения или обороны – кто бы знал?) и играть по правилам, принципиально чуждым логике психоанализа. В скобках стоит отметить, что только в двух странах существовал прямой контроль государства над деятельностью психоаналитических организаций – в Советской России 1920-х и в Фашистской Германии. Сам этот факт говорит о многом и в пространных комментариях не нуждается.

Сегодня же повсюду в мире – и Россия здесь не является исключением – психоанализ принадлежит частном сектору и развивается благодаря общественным организациям. Поэтому принадлежность психоаналитика к профессиональному сообществу кое-что говорит о его признании и статусе. Во всяком случае, люди с улицы сюда не попадают.



Критерий 1: Принадлежность к профессиональному сообществу

Стоит спросить у человека, с которым вы собираетесь начать свой анализ, к какой организации он принадлежит. В интернете легко найти её устав и познакомиться с нормативами и требованиями, предъявляемыми к её членам. Там же можно найти и перечень всех членов организации.

Количество отечественных и иностранных ассоциаций, школ и групп, действующих на территории России, не так уж велико и легко укладывается в дюжину. Поэтому беглое знакомство с уставными документами много времени не займёт, но позволит лучше понять специфику работы.

Очень редко, но всё же бывают ситуации, когда пациент недоумевает: «мой предыдущий психоаналитик направлял меня на томографию головного мозга, а вы этого не делаете» или «просил заполнить тест» или «консультировал по скайпу», что для большинства серьёзных психоаналитических организаций недопустимо. Чтобы первая психоаналитическая консультация не стала чем-то совершенно неожиданным, можно осведомиться о направленности работы психоаналитической группы, технике, которой она придерживается (кляйнеанской, балинтовской, бионовской, лакановской ...), а потом почитать об этом направлении и понять, насколько эта техника близка именно вам.

Не менее ценно узнать, что говорит и пишет сам аналитик (если найдутся его клинические случаи), как он мыслит себе клиническую работу, как описывает свою практику, в чём видит свою роль, – это позволит составить впечатление не только о профессиональных качествах аналитика, но и том насколько он подходит именно вам. Здесь как раз кстати вспомнить известную народную мудрость: «Не ищи лучшего, ищи своего». Лучший способ узнать человека – это послушать его и поговорить с ним. Посмотреть, какую реакцию он вызывает и вызывает ли вообще.

Поскольку психоаналитические школы, в большинстве своём, это довольно крупные объединения, лояльные к противоречиям и открытые для дискуссий, поэтому в одной и той же школе могут быть по-разному мыслящие и работающие аналитики, которых объединяет дискурс, интерес или один круг вопросов, ответы на которые могут быть самыми разными. Хотя членство в школе или группе может давать некоторые гарантии профессионализма аналитика, но это ещё не значит, что он – как универсальный солдат – подойдёт для любого случая и любого пациента. Отношения между аналитиком и пациентом складывается индивидуально, поэтому нужно ориентировать не только на школу, но и на личность аналитика. На его собственную проанализированность.

Главным условием становления психоаналитика во всех серьёзных организациях является прохождение дидактического (обучающего) анализа. То есть прежде чем принимать пациентов, психоаналитик сам должен побыть на месте пациента с тем, чтобы понять и проработать свои бессознательные конфликты и в дальнейшем не переносить их и не отыгрывать в работе со своими пациентами.



Критерий 2: Дидактический анализ у признанного специалиста

Необходимо спросить у своего будущего психоаналитика, у кого он проходил дидактический анализ. И сколько часов он составлял.

Психоанализ представляет собой специфическое знание, знание о самом себе, которое, конечно, нельзя найти в книжках и на семинарах. Знание о самом себе, которое является отправным пунктом для любого взаимодействия с другим. Фройд считал дидактический анализ необходимым не только потому, что он позволяет почувствовать метод на собственной шкуре, увидеть вживе основные механизмы работы бессознательного или окончательно уверовать в его эффективности, но и для того, чтобы разобраться в себе и понять свои особенности, которые могут стать препятствием в собственной клинической работе. Дидактический анализ – это не просто способ передачи опыта (иногда его ошибочно сравнивают с рукоположением в епископы), но и самый важный этап в профессиональном становлении психоаналитика. Только после того как ты сам встретился с истиной своего бессознательного – ты можешь помогать другим встретиться с нею.

Поэтому ни профессор с огромным опытом лечения психических расстройств, ни выдающийся философ, ловко жонглирующий цитатами, ни писатель, издавший десяток книг о Большом Другом в живописи ренессанса, не могут считаться психоаналитиками, пока не пройдут курс дидактического анализа у признанного специалиста. И как правило, специалист этот бывает зарубежный, поскольку в стране, где практиковать психоанализ было запрещён на протяжении 60 лет профессиональным аналитикам взяться неоткуда. По этой причине, начиная с 1990-х годов, многие наши коллеги ездят в Европу и Америку именно для того, чтобы работать с признанными на мировом уровне экспертами.

Нехитрых вопрос о дидактическом анализе и его продолжительности – у кого и когда он был сделан – может быть более эффективным, чем изучение двухорловых печатей на теснённых аттестатах и дипломах, научных работ и корешков написанных книжек с золотыми срезами. Отсутствие дидактического анализа или варианты вроде «ходил на группу», «мы с друзьями проанализировали друг друга» или «не родился ещё тот психоаналитик, к которому бы я обратился» – говорят сами за себя.



Критерий 3: Личное отношение

Интерес, ожидание, неприятие, симпатия или тревога, связанные с психоаналитиком (и называемые трасфером) могут возникать как в ходе работы, так и до начала. В любом случае, этот эффект является верным указателем для дальнейшего движения.

Психоанализ предполагает личные отношения между аналитиком и пациентом, отношения, в которое ты готов вступить далеко не с каждым, даже высокопрофессиональным, специалистом. Востребованность психоаналитика не исчерпывается его профессиональными качествами, от него всегда требуется нечто большее, чем толкование. В силу самого своего положения, его личность вызывает какие-то чувства со стороны пациенты, требования, желания, которым, в конечно счёте, анализ и обязан своим результатом. И тот факт, что незнакомый человек «сам по себе» вызывает какие-то чувства – уже наводит на мысли и заставляет проследить историю привязанностей, взаимоотношений, конфликтов. Анализу которых и посвящает своё время и усилия пациент, находясь в кабинете аналитика. А поскольку каждый пациент так же уникален, как и аналитик, то и выбор своего пути должен делаться в том числе исходя из личного отношения – положительного, отрицательного или тревожного – к будущему аналитику.

В заключение стоит сказать, что неправильного выбора, конечно, не существует. По той простой причине, что никто не знает каким разницы между «правильным» и «неправильным». Каждый человек выбирает исходя из собственной субъективности, поэтому любой выбор – всегда является верным настолько, насколько он совершается самостоятельно. Выбрать «не того» или «не ту» – женщину, религию, дорогу – просто невозможно. Другое дело, что выбор этот иногда может удивлять нас самих и вызывать вопросы.

Источник: Персональный сайт Дмитрия Ольшанского





Добавить коментарий

Вход для психологов


Имя:

E-mail:

Текст:

Уведомлять меня о новых комментариях к этой статье



Задать вопрос психологу онлайн
";

Забыли ID или пароль?

Забыли ID или пароль?